Сайт для тех, кто пытается решить проблему бродячих собак.
Тем или иным способом...
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Люди и собаки » Собака в законе » Александр Власенко. "Госдумские двоечники"
Александр Власенко. "Госдумские двоечники"
ВёхаДата: Пятница, 19.10.2012, 07:22 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 422
Статус: Offline
Александр Власенко

Госдумские двоечники, или О безответственном отношении к животным и их владельцам

часть 1

«Москва, 24 марта. Вчера российские парламентарии приняли в первом чтении законопроект об ответственном обращении с животными, передает ИТАР-ТАСС.
Проект закона был разработан депутатской группой под руководством председателя комитета по природным ресурсам Евгения Туголукова.
На пленарном заседании документ представил член профильного комитета Владимир Мединский».

Всё-таки приняли. Ну, сами виноваты, господа депутаты. Ибо не должны были. Законопроект настолько плохонек (безграмотен, несостоятелен, просто глуп – любое из определений можно использовать с полным на то правом), что и законодательно защищаемому ежу это должно быть понятно, а уж нижней палате парламента Российской Федерации и подавно.

Начнём с конца (после доберёмся и до начала, никуда оно от нас не денется). В конце документа обнаруживаем список «потенциально опасных пород собак», в количестве семи, и их метисов в привесок. Вот он, с сохранённой орфографией:

«1. Американский питбультерьер
2. Южноафриканский бурбуль
3. Карельская медвежья собака
4. Анатолийский карабаш
5. Американский стафордширдский терьер
6. Кавказкая овчарка
7. Алабай
8. Метисы указанных пород »

Стыдно сказать, но в данном списке только орфографических ошибок сразу выявляем три штуки. Ни у нас, ни во всём остальном мире нет пород «кавказкая овчарка» и «американский стафордширдский терьер», поскольку по-русски следует писать «кавказская» и «стаффордширский». Ох, ну и грамотеи же наши законотворцы! Ладно ещё там бизнесмены Туголуков с Нюдюрбеговым, им умение считать денежки куда важнее навыков чтения и письма. Но Мединский?! Он ведь профессор МГИМО, доктор политических наук, член Союза писателей России. Плюс (или минус?) к тому состоит в Генеральном Совете «Единой России». Да уж… Впрочем, к вопросу отношений властей предержащих с великим и могучим мы ещё вернёмся. Пока же продолжим разбираться с «потенциально опасными».

«Алабай». А ведь и этой породы в России официально нет. «Алабаями» в Туркмении называют местные разновидности среднеазиатских овчарок, которых разводят согласно собственному национальному стандарту. У нас же и туркменские, и таджикские, и узбекские, и афганские чабанские собаки разводятся по российскому стандарту под именем среднеазиатской овчарки, а слово «алабай» используют лишь в обиходе как бытовое узнаваемое название. Итого, уже трёх пород из списочных семи мы недосчитались. Кстати, если даже имелись в виду «азиаты», то совершенно напрасно: они отличаются выраженным ритуальным поведением, «собачьим благородством», и побеждённых не добивают. Хотя это и самая, пожалуй, распространённая порода собак в России, однако припомнить случаи гибели людей при нападении среднеазиатской овчарки как-то не удаётся. Чем эти собачки провинились перед Государственной Думой?

Анатолийский карабаш. В России есть… десять? пятнадцать?.. в общем, несколько представителей этой турецкой породы. Популярными они вряд ли когда у нас станут, поскольку по сути своей аналогичны кавказским и среднеазиатским овчаркам, и завозятся из западных стран, а не со своей исторической родины. Когда карабаши успели завоевать репутацию опасных в глазах российских парламентариев – ума не приложу. Похоже, кому-то вредно на ночь читать страшные сказки просвещённой Европы.

Самый смешной анекдот года – включение в список опасных пород карельской медвежьей собаки. Подозреваю, что она пострадала исключительно из-за своего «страшного» названия. Может быть, я разочарую ревностных слуг народа, но чего не поделаешь ради торжества истины: карельская медвежья собака ни нравом, ни размерами с медведем не сопоставима, и на роль «медведедава» никогда не претендовала. Средненькая по размерам лаечка, нашей русско-европейской самая ближайшая родственница и очень на неё похожа, но вот только на охоте почти уже не применяется, а больше на выставках «звездит» и диваны отлёживает. Милая такая почти совсем декорашка, которую абсолютно незаслуженно причислили к людоедам.

В недавнем телеинтервью депутат Мединский изволили сказать, что список опасных пород составили некие не названые им кинологи. Компетентные до ужаса, судя по всему. И где он таких консультантов находит? «Рыбак рыбака видит издалека»? Или просто подшутили над законодателями?

О бурбулях и питбультерьерах я не забыл, упомяну после.

Следующим с конца за приложением №2 идёт приложение №1 с перечнем животных-компаньонов, которые только и разрешены к содержанию в домашних условиях и питомниках, согласно п.6 ст.2 данного законопроекта. Вот он весь:

«Перечень животных-компаньонов

1. Собаки
2. Кошки
3. Лошади (содержащиеся в качестве животных-компаньонов и не используемые владельцем в качестве продуктивного животного)
4. Карликовые свиньи (мини пиги)
5. Домашние хорьки (фретка)
6. Мелкие грызуны (белки, декоративные крысы, морские свинки, декоративные мыши, хомяки, песчанки, дегу, шиншиллы, бурундуки, декоративные кролики)
7. Ежи
8. Птицы (кряквы, фазановые, голубеобразные, попугаеобразные, вьюрковые, ткачиковые и овсянковые, ястребы-перепелятники и ястребы-тетеревятники),
- мелкие неядовитые пресмыкающиеся (хамелеоны, полозы, черепахи, ящерицы, игуаны)
9. Членистоногие животные
10. Мелкие неядовитые земноводные (лягушки, тритоны, квакши, аксолотли)
11. Аквариумные рыбы и моллюски»

Анекдот продолжается. Собак, так и быть, пропустим. А вот кошки… Кошками биологи называют род кошачьих (Felis). И относят к нему 30 видов, включая рысь, пуму и дымчатого леопарда, из них 7 видов и 4 подвида – краснокнижные. Их нам держать дома (и даже в квартире) разрешают (см. ст.14 п.1). Ещё разрешают лошадей (род лошадиных – Equus: 8 видов, из которых 5 видов и 2 подвида в Красной книге МСОП). Какой интересный конфликт законопроекта с законом РФ «О животном мире»! А уж какие конфликты с соседями намечаются! И в то же время нельзя держать, оказывается, сов и сычей, воронов (точнее – всех врановых), песчаных удавчиков (он не из полозов, а из ложноногих происходит), жаб. Зато хамелеоны и игуаны разрешены дважды: и сами по себе, и как ящерицы. Можно свободно держать и плодить мух и комаров (насекомые ведь относятся к членистоногим!), но нельзя пиявок и прочих червей. Где логика?

Насчёт комаров заинтересовал такой момент. Допустим, некто стал разводить в домашних условиях каких-нибудь из этих двукрылых кровососов. Имеет, понимаете ли, полное право. Так что запросто! Но запросто только с одной стороны, а с другой возникает целая куча любопытных проблем. Например, надлежит удовлетворять потребности животных в корме, «учитывающие все питательные потребности животного» (ст.7 п.1). Т.е. время от времени живую кровушку для самок комаров предоставлять придётся, никуда не денешься. А ведь ещё, согласно ст.2.9 и ст. 3.1 требуется, чтобы также удовлетворены были естественные физиологические и поведенческие потребности животных, так что донорской крови мало будет, нужно живое тело. Подсунешь комарам мышку или морскую свинку – нарушишь ст.7.2 («запрещается /…/ натравливание животных на человека или на других животных»). А если пожертвуешь собственной плотью и кровью, то, по предписанию гл. 3 ст.12 п.7, так или иначе придётся «немедленно сообщать в органы государственной власти, уполномоченные на проведение государственного контроля в сфере обращения с животными, обо всех укусах, нанесенных принадлежащим владельцу животным человеку или другому животному и доставлять указанное животное, нанесшее укус, в указанные органы для осмотра и карантинирования». Но возможна тут и куда более занимательная перипетия (ах, просто готовый тренажёр юридической казуистики!). Дело в том, что с того самого момента, когда вышеупомянутый некто стал содержать комара в домашних условиях, а комар, соответственно, приобрёл по закону статус животного-компаньона, его вольные собратья тоже не остались в прежнем ранге. Прежде они были то ли дикими, то ли синантропными (определение из ст.2.п.15: «синантропные животные - дикие животные, не содержащиеся человеком, но обитающие в условиях, полностью или частично создаваемых деятельностью человека», а где сейчас на планете Земля найти, кроме некоторых районов Антарктиды и океанского дна, место, которое не затронул человек своей деятельностью?). А теперь поди докажи, что та вот жужжащая над головою свора живёт диким лесным образом, а не сбежала на прогулке от своего владельца. Потому что если сбежала, то сразу подпадает под определение ст.2 п.4, декларирующее: «животные - животные-компаньоны, служебные животные и животные, используемые в культурно-зрелищных мероприятиях, а также безнадзорные животные указанных категорий». Ни ошейников, ни клейм, ни микрочипов на комарах нет, а если и есть, то попробуй их разгляди на лету. И потенциально безнадзорный комар сразу же обретает массу жизненно важных преимуществ. Во-первых, превентивно отгонять его веточкой нельзя (ст.7 п.2: «При обращении с животными запрещается: истязание животных, нанесение побоев, увечий, травм, причинение иного вреда животным»). Во-вторых, вроде бы можно пришлёпнуть комара в момент непосредственного его нападения и трактовать это действие как состояние «необходимой обороны либо крайней необходимости при защите жизни и здоровья человека от нападающего на него животного» (ст.20 п.5), но ведь любой «прозелёный» адвокат легко и непринуждённо докажет в суде, что: а) никакого нападения и в помине не было, комар просто присел отдохнуть; б) комар не являлся носителем малярийного плазмодия и дирофилярий, а потому не представлял серьёзной угрозы для жизни и здоровья своего убийцы; в) следов укуса, нанесённого ныне покойным пострадавшим, на теле «оборонявшегося» не имеется, а те, которые имеются, принадлежат другим комарам. Смех смехом, а ведь законопроект допускает и такое развитие событий!

Да, и ещё: очень интересно будет посмотреть на реакцию сотрудников уполномоченных органов государственной власти, к которым мирные граждане в какой-нибудь погожий летний день вдруг ехидно принесут для осмотра и карантинирования сотню-другую комаров.

Статья 20, повествующая нам об умерщвлении животных, достойна особого внимания. Вот как она начинается:

«1. Умерщвление животных допускается в случае:

1) выявления больных бешенством животных, кроме нанесших укусы людям или животным, которых изолируют и оставляют под наблюдением на период карантина;
2) необходимости прекращения страданий нежизнеспособного животного, если они не могут быть прекращены иным способом».(Как это у классика было?
— Кто на ком стоял? — крикнул Филипп Филиппович, — потрудитесь излагать ваши мысли яснее).

Судя по корявости языка, который в данном случае только лишь условно можно назвать русским, депутаты Государственной Думы Е.А.Туголуков, В.Р.Мединский, А.Н.Нюдюрбегов, Л.В.Пепеляева, Ю.Н.Волков, В.А.Пехтин, В.П.Таскаев, Н.В.Расторгуев, М.Н.Гасанов, С.Ю.Осадчий, В.В.Зубарев, С.И.Колесников, М.Л.Шаккум, С.Г.Иткулов, В.И.Таранин (это полный список авторов законопроекта) могут смело претендовать на звание наследников Швондера. Попробуй пойми из их несвязной белиберды, кого нужно изолировать: то ли заведомо больных бешенством животных, которые уже успели кого-то покусать (но если они точно бешеные, то какой смысл в карантине?), то ли несчастных покусанных, включая людей? Далее, если животное нежизнеспособное (т.е. не способное жить!), какой иной способ прекращения страданий к ним может быть применим, кроме неизбежной смерти? Или в наших аптеках живую воду на днях начнут продавать?

И вот ещё что, уважаемый читатель: если профессор МГИМО не обладает элементарной грамотностью (в пределах программы средней школы), то должны ли нас удивлять провалы российских дипломатов во внешней политике?
Читаем следующие пункты той же статьи.

«3) необходимости умерщвления нежелательного новорожденного приплода в возрасте до десяти дней от дня рождения и приплода с врожденными физическими пороками, несовместимыми с жизнью».

А если физический порок вполне совместим с жизнью не самого лучшего качества (например, родился котёнок, щенок, кролик без одной ноги), то что, пусть себе живёт и славит денно и нощно гуманизм наших депутатов?

«4) причинения животным увечья человеку, за исключением случаев, когда животное выполняло служебные функции, охраняло территорию, защищало человека от нападения на него, само защищалось от жестокого обращения».

Возьмём пример из жизни. Велосипедная прогулка с собакой. Собака на поводке, поводок в руке хозяина. По какой-то причине собака внезапно отпрыгнула в сторону. Хозяин упал, сломав при этом руку в области запястного сустава. Функции руки полностью не восстановились. Увечье? Да. И, получается, это достаточная причина для умерщвления собаки! Другой пример: спортсмен на лошади неудачно преодолевает препятствие на трассе стипль-чеза. Падает. И следующая прыгнувшая лошадь приземляется аккурат на него. Естественно, тяжёлые переломы, инвалидность. Можно на законных основаниях требовать умерщвления лошади?

Создаётся стойкое впечатление, что гг. законотворцы сами не в состоянии понять смысл ими написанного. Репетиторов бы для них нанять по русскому языку и литературе. И ещё бы по логике неплохо. А с другой стороны, у нас поля пахать некому и станки в цехах без рабочих рук простаивают, в то время как самые подходящие для этой работы кадры свои штаны в Госдуме просиживают. Хотя кто бы этим двоечникам станки и комбайны доверил? Страну – другое дело, страну не жалко. Вот и навыбирали «непутатов». Добро бы ещё спокойных каких, пусть даже ленивых: от них хоть пользы нет, зато безвредные. А эти ведь, с инициативой, для нас самих опаснее ядерной бомбы.
Ещё пункты той же статьи. Они допускают умерщвление собаки в случае:

«5) состояния необходимой обороны либо в состоянии крайней необходимости при защите жизни и здоровья человека от нападающего на него животного;

6) необходимости предотвращения вреда жизни и (или) здоровью человека».

Что ж, рассмотрим пример с другой собакой, бродячей. Недальновидные гуманисты стали подкармливать её в подземном переходе. Миску поставили, картонку постелили. Спустя некоторое время собака с полным на то основанием решила, что это её территория, которую необходимо охранять. В итоге двое покусанных временно утратили трудоспособность. Допустим, что собака обоих покалечила, что тогда? Согласно п.4, собака умерщвлению не подлежит, поскольку охраняла территорию (в законопроекте ведь не указано чью!). В то же время п.5 разрешает собаку убить в момент нападения. Что же касается п.6, то он фактически позволяет убить не только эту, но и вообще любую собаку почти в любой момент жизни. Вспомните излюбленный довод «антисобачников»: «А кто знает, что у собаки на уме!». Им, доводом, и будут пользоваться: вот, дескать, мне показалось, что она захотела на меня напасть… А вопросы в связи с этим такие. Первый: что же это за юридический документ, если в нём допускается трилемма? Второй: а чем, интересно, в Госдуме занимается отдел правовой и лингвистической экспертизы законопроектов по гражданскому законодательству и природопользованию, запросто пропускающий, как мы видим, невероятное количество ошибок, двусмысленностей и ляпов самого разного рода? Не удивлюсь нимало, если вдруг выяснится, что весь штат этого отдела укомплектован длинноногими блондинками, трудящимися по совместительству.

Ещё вариант. Вор в суде объясняет: «Ваша честь! Каюсь, я проник на территорию объекта с целью хищения имущества. Там на меня напала караульная собака. Я не стал дожидаться, когда она причинит мне увечья, и убил её, находясь в состоянии необходимой обороны. Испугавшись приезда наряда полиции, я убежал. А господин полицейский пустил следом за мной другую собаку. Её я тоже вынужден был убить, поскольку возникла необходимость предотвращения вреда жизни и (или) здоровью человека, т.е. меня. Прошу освободить из-под стражи и отпустить меня в зале суда, поскольку я ничего не украл, а собак убил в полном соответствии с законом «мединского картеля». Административный штраф за проникновение на охраняемую территорию готов уплатить незамедлительно». И придётся ведь отпустить гада!
Всё та же статья за нумером 20 предписывает порядок умерщвление животного, которое «производится ветеринарным врачом с применением зарегистрированных в Российской Федерации в соответствии с действующим законодательством обезболивающих лекарственных средств для ветеринарного применения (в том числе наркотических лекарственных средств)». Всё бы ничего, если не помнить, что в перечне животных-компаньонов значатся членистоногие, аквариумные рыбы и моллюски. Если, согласно п.3, возникла необходимость умертвить нежелательный новорождённый приплод в возрасте до десяти дней, то, во-первых, какой из дней следует считать днём рождения у членистоногих с их причудливыми постэмбриональными метаморфозами? Считать возраст со дня отложения яйца, или со дня появления личинки, или от окукливания, или от появления имаго? Да ведь ещё и нимфы бывают! Не дай Бог, умертвишь не вовремя – ведь тогда по всей строгости закона отвечать придётся. А во-вторых, ужасно интересно, какие такие обезболивающие (в том числе наркотические) препараты будет применять ветеринар, приглашённый для умерщвления паучков, клопов, улиток или мальков? Кетамин и рометар? Боюсь, что не подействуют. А инъецировать-то как будет, внутривенно или внутримышечно? И чем, наношприцом с наноиглой? А дозу препарата как рассчитывать на 0,1 г живого веса? И как он докажет, что применение того, что он применил, не вызвало у клеща или улитки «боли и страдания, ощущения тревоги или страха»? И вот пусть только попробует придти с флаконом дихлофоса!

В былые времена, помнится, в советской прессе любили посмаковать курьёзные законы некоторых североамериканских штатов и старушки Англии. Пожалуй, российские парламентарии готовы переплюнуть своих зарубежных коллег. Причём парламентарии не только госдумского уровня: ведь положительные отзывы на законопроект дали законодательные собрания трёх областей – Томской, Нижегородской, Вологодской. Эх… отчего-то мне кажется, что изо всей России именно в этих областях самые плохие дороги.

Перейдём к статье 19.

«1. В целях содержания животных, в том числе безнадзорных животных или животных, от права на которые владелец отказался, создаются приюты.
/…/
3. Владельцы приюта или уполномоченные им лица при содержании животных в приюте для животных обязаны:
а) обеспечивать надлежащие условия содержания животных, установленные уполномоченным федеральным органом государственной власти;
б) принимать меры по недопущению размножения животных, находящихся в приюте;
в) обеспечивать каждому животному равные возможности для удовлетворения потребностей животного во сне, движении, естественной активности, получения полнорационного сбалансированного питания (корма) и своевременного оказания квалифицированной ветеринарной помощи».
Что такое «надлежащие условия содержания»? Надо полагать, это условия, соответствующие видоспецифическим характеристикам животных. Возьмём аквариумных рыб и моллюсков (№11 из перечня животных-компаньонов). От них ведь какой-нибудь владелец тоже может отказаться. Хотя в аквариумах обычно держат рыб двенадцати различных семейств, мы допустим, что всем им достаточно будет, например, четырёх различных вариантов условий содержания (учитывая солёность воды, оптимум температурного диапазона, особенности питания). А это уже четыре наставления, четыре документа, которые должен будет разработать и принять уполномоченный на то федеральный орган государственной власти. Теперь собаки. Вид один, а породы разные, разных условий требуют. Тут уже десяток документов понадобится. А кошек, как мы помним, 30 видов. Ежей – 12-15, белок – 40, песчанок – 80, хомяков – 380-390, а разрешённых в перечне видов птиц более тысячи видов, как и земноводных. Мелких неядовитых пресмыкающихся порядка 4-5 тысяч. А уж членистоногих, которые разрешены для содержания абсолютно все: ракообразных – 30 000, многоножек – 35 000, хелицеровых – 54 000, а насекомых – только известных видов свыше миллиона (биологи считают, что реальная цифра в 1,5-2 раза больше). Пожалуй, нашим законодателям безработица не грозит, прослужи они нам хоть два века (не дай Бог, конечно).

Следующий вопрос: а что такое интересное авторы подразумевают под термином «естественная активность», которую в тексте законопроекта упоминают неоднократно? Это точно не двигательная активность, поскольку, как мы видим, слово «движение» стоит через запятую от «естественной активности». Разъяснение мы получим, если обратимся к статье 3, где среди принципов правового регулирования находим аналогичный по смыслу пункт, требующий «3) обеспечения удовлетворения естественных физиологических, питательных и поведенческих потребностей животных». Ага, как и следовало ожидать, подразумевается тетрада базовых инстинктов «есть – пить – спасаться – размножаться», иначе никак не истолкуешь! Стало быть, согласно статье 19, пункту 3, подпункту «в», законодательно предписывается удовлетворять у животных инстинкт размножения, хотя подпункт «б» размножения как такового не допускает. Хм, забавно! На чьи деньги контрацептивы закупать планируем?
Хотя… хотя можно истолковать всё и несколько иначе. Пункт «в» замечателен своей демократичностью. Уважаемому читателю нравятся «равные возможности»? Обратите внимание, что требуется обеспечить вовсе даже не потребности животных, а именно равные возможности для удовлетворения этих потребностей. Не правда ли, чем-то напоминает как былую советскую, так и нынешнюю нашу российскую Конституцию? Вот-вот, обещать – не значит жениться.

Перечислить все внутренние противоречия депутатского творения даже и не возьмусь. Там их столько, что если законопроект пройдёт и третье чтение, то работать всё равно не будет. А откуда эти противоречия возникают? Возникают они большей частью из лукавства и недалёкости разработчиков: их законопроект, вроде бы, касается довольно широкого спектра разных видов животных, но на самом-то деле, почти во всём, упирается в собак и только в собак. «Говорим – партия, подразумеваем – Ленин». А ведь мы, представители какой-никакой, а всё ж таки европейской цивилизации, по-особому относимся к собакам, выделяем их из числа прочих домашних животных, считаем дружественным видом. Мы, но не депутаты. Им со своей инициативой где-нибудь в Юго-Восточной Азии высунуться, там прокатило бы, наверное. А в России сплошные неувязки получаются.

Вот, пожалуйста. В гл. 1, ст. 1, п. 3 говорится следующее: «3. Действие настоящего Федерального закона не распространяется на отношения по обращению с дикими животными, обитающими в состоянии естественной свободы, животными, относящимися к природным ресурсам континентального шельфа и исключительной экономической зоны Российской Федерации, продуктивными животными, синантропными животными». А в статье 2 определяется понятие «продуктивные животные». «13) продуктивные животные - животные, которые содержатся человеком в доме или домашнем хозяйстве с целью извлечения прибыли или удовлетворения различных потребностей, в том числе, получения продуктов питания, сырья животного происхождения, осуществления перевозок. К продуктивным животным относятся, в том числе, сельскохозяйственные животные, используемые в Российской Федерации традиционно для получения животноводческой и иной сельскохозяйственной продукции». Берём собаку (любой породы, любого размера). Надеваем на неё шлейку, прицепляем поводок и становимся на лыжи. Или, если снега нет, привязываем к какой-нибудь коляске. И таким образом передвигаемся на расстояние нескольких метров. С этого момента собака (кошка) становится продуктивным животным, которое содержится для осуществления перевозок. А то, что она не каждый день (месяц, год) к этой работе привлекается, так кому какое до этого дело? Когда хочу, тогда использую. Кстати, никто к тому же не рискнёт усомниться, что на территории Российской Федерации использование собак для «осуществления перевозки» - дело вполне и вполне традиционное.
Статья 2 начинается с разъяснения следующих основных понятий:

«1) безнадзорное животное - животное, которое не имеет владельца или владелец которого неизвестен либо, если иное не предусмотрено законами, от права на которое владелец отказался;

2) владелец животного - собственник животного либо иное лицо, на содержании которого находится животное».Оставим пропущенную запятую на совести г.Мединского, обратим внимание только на смысловое наполнение приведённых определений. И если уж дело касается, в первую очередь, собак, возьмём для примера их, родненьких. Вот живёт в огороженном дворе большого многоквартирного дома некая жучка. Своих знает, чужих ночами облаивает, пользу таким образом приносит. Жильцы, сообща, ей будку сколотили и дружно скидываются на пропитание и ветеринарное обслуживание. Т.е. её содержат, если следовать букве и духу законопроекта. Разве собачка эта безнадзорна? Отнюдь. Ну, разве что временами, когда на часок вдруг прогуляться убегает. А владелец у неё имеется? Да хоть с пристрастием всех жильцов допросите, никто эксклюзивных прав на жучку не предъявит. Но если, конечно, кто-то попробует её обидеть… Но это уже лирика. А в законопроекте, как мы видим, есть ещё одна дырка. Или колхозную отару возьмите. При ней трудится в поте языка своего собачка, которая ни на каком балансе не числится, для любой пастушьей бригады своя, но при этом совсем даже ничья. И с нею ведь всё то же самое!

Читаем дальше:

«5) жестокое умерщвление животных - умерщвление животных без применения предназначенных для этого лекарственных средств для ветеринарного применения (в том числе наркотических лекарственных средств), зарегистрированных в установленном порядке, иными антигуманными физическими или химическими способами».

Да нет в России никаких лекарственных средств, предназначенных для эвтаназии, нет и всё тут! Ни «Эутаназина», как в США, ни «Т-61», как в Германии. А наши ветеринарные врачи имеют право применять только и исключительно разрешённые законом препараты. Отсюда вывод: любое умерщвление животного, совершённое на территории Российской Федерации кем бы то ни было (исключая, как мы помним, лишь случаи самообороны и защиты других лиц и животных от нападения, угрожающего жизни и/или здоровью), признаётся незаконным и классифицируется как жестокое обращение с животными, т.е. автоматически подпадает под статью УК.

А что наши законодатели прикажут делать с лишними щенками охотнику в тайге и чукче в тундре, или хотя бы бабушке с ненужными котятами в глухой среднерусской деревне, откуда до магазина-то за хлебом двадцать вёрст надо грязь месить, а уж до ветклиники суток трое топать (да и откуда у бабушки деньги найдутся на гуманные ветеринарные услуги, если сама она на подножном корме месяцами сидит!). Право слово, не пойму, то ли с Марса наши депутаты нам на головы свалились, то ли из прекраснодушного и яростно-радикального подросткового возраста до сих пор не вышли!

Тут с год назад слух прошёл, будто при Госдуме открыли кружок детского творчества. Кажется, я поимённо знаю всех его членов.

7) животные, используемые в культурно-зрелищных мероприятиях, - животные, используемые в зоопарках, цирках, передвижных зверинцах, в спорте, в сфере отдыха и развлечений населения, на выставках животных и в других культурно-зрелищных мероприятиях».

Выставки бывают не только собачьи и кошачьи. На ВВЦ в павильоне «Животноводство» показывают и кроликов, и коров, и свиней. Племенных, в основном. Ну вот, скажем, какая-нибудь из выставлявшихся свиноматок не оправдала возлагавшихся на неё надежд как на производительницу элитных поросят, и что с нею прикажете делать владельцу – колхозу, совхозу или фермеру? Резонно – отправить на колбасу. А законопроект такого произвола допускать не намерен! Поскольку хрюшка выставлялась, так теперь хозяину придётся её содержать, покуда не помрёт она от естественных причин. А до той поры необходимо, увы, неуклонно соблюдать требования п.9, гласящего: «ответственное обращение с животными - гуманное отношение к животным, предполагающее добросовестное выполнение обязанностей по их содержанию и воспитанию, разведению, использованию, оказанию животным ветеринарной помощи, обеспечению удовлетворения их базовых естественных потребностей на основе биологических и индивидуальных особенностей животного, недопущение жестокого и иного антигуманного обращения с животными». А разве у свиноматки нет «базовой естественной потребности» в размножении? Есть, да ещё ого-го какая! Так что, хочешь не хочешь, а придётся негодную производительницу использовать в разведении, волей-неволей портя племенное поголовье. Гуманизм законотворцев предоставляет, правда, ещё одну возможность избавиться от ненужной свиньи. Читаем статью 8: «6. В случае если использование животного для культурно-зрелищных мероприятий перестало быть возможным по каким-либо причинам, его владелец обязан обеспечить животному условия содержания в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона до естественной кончины животного, или найти животному нового владельца, или передать его в приют, имеющий условия для содержания таких животных, соответствующие требованиям настоящего Федерального закона». Только где же найти такой приют для бывшей «звезды» ВВЦ? А если и найдёшь, так всё равно в деньгах терять.

Если статья 2 уже набила оскомину уважаемому читателю, то в этом виновна государственная мудрость наших законодателей, которых он сам избрал на свою голову и покорно терпит на своей шее. Вот следующий образчик депутатского глубокомыслия: «8) корм для животных - продовольственный продукт, используемый для кормления животных и обеспечивающий удовлетворение естественных физиологических, питательных и поведенческих потребностей животных».

Живая мышка для змеи, живая муха для паучка, живой червячок для лягушки - продовольственные продукты?… Хм, да если мы соберём хотя бы половину мышей, червей и мух, проживающих на территории нашей необъятной родины, да всех вместе взвесим, тогда … Это, как сказал Леонид Ильич Брежнев, «принципиально новый шаг в системе нашего планирования, в управлении социалистической экономикой. Программа воплощает целевой, комплексный подход к решению продовольственной проблемы.

А вот тут кроется нечто совсем коварное: «14) обращение с животными - содержание, разведение и использование животных, совершение сделок, предметом которых являются животные, оказание животным ветеринарной помощи, регулирование численности безнадзорных животных».
Что же, в свете данного определения, можно или нельзя назвать жестоким обращением с животными? Давайте-ка посмотрим на разъяснения, данные в главе 2, статье 7 законопроекта.

«Статья 7. Общие требования при обращении с животными

1. Владельцы животных обязаны обеспечивать животным условия, соответствующие биологическим и индивидуальным особенностям животного, удовлетворять их потребности в полнорационном корме, учитывающим все питательные потребности животного, а также воде, сне, движении, естественной активности.

2. При обращении с животными запрещается:
истязание животных, нанесение побоев, увечий, травм, причинение иного вреда животным;
жестокое умерщвление животных;
проведение на животных без обезболивания ветеринарных и иных процедур, которые могут вызвать у животных непереносимую боль;
использование инвентаря и иных приспособлений, травмирующих животных, за исключением случаев оказания ветеринарной помощи;
разрушение жилищ животных, влекущее за собой их гибель;
натравливание животных на человека или на других животных;
другие действия, противоречащие принципам нравственности и гуманного обращения с животными.

3. Запрещается обрезание ушей и хвостов животных без привлечения ветеринарной помощи и обезболивания, причиняющее боль, страдание животным или создающее риски для жизни или здоровья животных».

Да, уважаемый читатель! Из текста законопроекта однозначно следует, что камень, брошенный в безнадзорную собаку или кошку (если только он брошен не «с целью регулирования численности безнадзорных животных»), не должен считаться фактом жестокого обращения. Так же, как избиение, калечение или даже жестокое убийство ЧУЖИХ по принадлежности животных. Потому что все требования по обращению с животными законодатели относят только к тем людям и организациям, кто животных содержит, разводит, использует, продаёт или покупает, оказывает им ветеринарную помощь, производит отлов и передержку. Послушайте, а не по заказу ли тех психически неполноценных ненавистников животных, которые стреляют в собак и кошек, подкидывают им отраву и невозбранно делятся опытом своих подвигов на неуязвимом для российских правоохранителей сайте, подготовлен законопроект? Не состоит ли в рядах этих «освободителей человечества от четвероногого зла» кто-нибудь из группы Туголукова-Мединского-Нюдюрбегова? Доказательств не имею, но и от подозрений отрешиться не могу. Слишком, слишком уж много совпадений, чтобы считать их случайными.

И ещё пара-тройка вопросов по ст.7.

Какие такие животные имеются в перечне при законопроекте, разрушение жилищ которых влечёт за собой их гибель? Возникает подозрение, что наши «творцы» попросту перелицевали под свой законопроект чью-то чужую разработку, да вот не все пятна за собой подтёрли.

Насчёт ветеринарных процедур, проводимых без обезболивания. Уж сколько случаев известно, когда охотник в глухом лесу вынужден был зашивать распоротую кабаном гончую или лайку «на живую», самой обычной иголкой и самой обычной ниткой. А что ему делать остаётся, если у собаки кишки висят клубком, а до ближайшего ветеринара «только самолётом можно долететь»? Или пусть собака помирает? Хорош гуманизм! И касательно купирования ушей и хвостов у 3-4-дневных щенков: обезболивание этой процедуры влечёт за собой куда больший риск для их жизни и здоровья, чем кратковременная боль и небольшая кровопотеря. Но – пусть гибнет мир, лишь бы закон восторжествовал!


"Если бы все люди заботились только о благополучии других, то ещё скорее передрались бы друг с другом." Й. Швейк
 
ВёхаДата: Пятница, 19.10.2012, 07:22 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 422
Статус: Offline
часть 2

Перейдём к статье 3, в которой постулируются основные принципы правового регулирования в области обращения с животными. В том числе принцип «7) запрещения использования животных в учебных, научных и медицинских целях способами, причиняющими гибель или боль животным». Ну, что на это можно сказать? Разве российский рынок недостаточно ещё наполнен поддельными, низкокачественными и зачастую опасными для здоровья лекарствами? Для выявления таких фальшивок используются различные способы проверки, в том числе – введение препаратов лабораторным животным. Данная методика предусматривает последующее умерщвление подопытных мышей, крыс, кроликов и пр. с последующим исследованием состояния их внутренних органов. Причём умерщвляются они без использования каких-либо химических препаратов, поскольку другие препараты могут исказить картину изменений, произошедших в организме. И это – необходимая жестокость, поскольку вызвана реальной потребностью защиты населения России от ошибок и недобросовестности в изготовлении лекарств. Тот же метод применяется для изучения влияния на здоровье людей и животных различных пищевых продуктов, бытовых химических препаратов, источников различных излучений и т.д. Если судить с позиции национальной безопасности, то п.7 мог быть написан либо бездумными носителями «зелёной» идеологии, либо лицами, враждебно настроенными по отношению к нашему народу.

Разработка новых методик лечения разнообразных болезней, создание новых лекарственных препаратов, исследование генетических аномалий зачастую невозможно без насильственной смерти подопытных животных. Не только крыс и кроликов. Не поддаётся учёту количество дрозофил, лишённых жизни «мухолюбами-человеконенавистниками», которых сейчас почтительно именуют генетиками: разве убедишь добрым словом мелкую плодовую мушку неподвижно сидеть под микроскопом? Ничего, уж теперь-то народные избранники отомстят за многолетний зверский геноцид дрозофил, поквитаются с ещё недобитой кровожадной российской наукой, вот только ещё через пару чтений свой законопроект протащат! До чего же она живучая, наука-то наша! Вроде бы и зарплаты нищенские сделали – живёт. Возможность получения зарубежных грантов затруднили – всё равно шевелится, зараза. Остаётся только жрецов науки самой их работы лишить. И ещё – поросль научную придушить немножко: а то, ишь, студенты всяких ветеринарных академий, институтов и техникумов на живых коровах и кобылах учатся внутривенные инъекции делать и ректальные обследования проводить. А оно же больно! Пусть отныне на муляжах тренируются!

Так что же, уважаемый читатель, на какой версии ты остановишься? По скудодоумию или по злому умыслу депутаты напакостить нам и нашей стране захотели?

Так что же, гг. депутаты, вы хотите, чтобы под этим, с позволения сказать, документом подписался Президент Российской Федерации? Он, что, по-вашему, дурак? Подпись под шедевром чужой глупости (всё же мы допустим этот вариант, а не злонамеренность) равнозначна расписке в собственной некомпетентности. Или вы Д.А.Медведева перед выборами подставить решили? Ну, вам виднее, конечно. (Отнюдь при этом не исключаю, что даже у скорпионов в банке есть какая-то своя этика, мне недоступная).

В той же статье п.6 требует «запрета пропаганды жестокого обращения с животными». Чем нехорошо? Да замечательно, если только не знать, что под этими словами подразумевают авторы. Истинный смысл открывается в статье 10, в пункте 2: «Запрещаются производство, показ и распространение кино-, видео- и фотоматериалов, печатной, аудиовизуальной и интернет продукции, пропагандирующей нанесение травм и увечий животным, умерщвление животных, сопровождающееся их страданиями, в том числе и предсмертной агонией, использование для умерщвления животных других животных, бои животных, равно как и иные формы пропаганды жестокого и антигуманного обращения с животными».

А что мне, собственно, тут не нравится? Не нравятся привязка к словам «пропаганда», «пропагандирующий». У них есть и узкое значение, и расширенное толкование. Равно плохи тут и первое, и второе. Если рассматривать пропаганду как распространение каких-либо идей путём глубокого и подробного разъяснения вкупе со способствованием их осуществлению, то перед огромным потоком всяческого аморального непотребства, не сопровождающегося какими-либо глубокомысленными комментариями, ворота везде и всюду распахиваются госдумцами настежь. А если, говоря «пропаганда», российские законодатели, следуя традициям советской судебной практики, имеют в виду уже сам факт наличия в перечисленной ими продукции сюжетов умерщвления, страдания, боёв животных и т.д., то под запрет автоматически подпадают «Война и мир» (содержит сцены псовой охоты), «Анна Каренина» (картина гибели Фру-Фру), «Белый Клык» (бои животных) и масса иной классики, включая многочисленные экранизации, не говоря уже обо всей абсолютно прозе и поэзии «охотничьей» тематики. Уничтожить устои русской и мировой культуры - прежде до такого разве что один только Геббельс мог додуматься! Кстати, сему небезызвестному министру пропаганды приписывают (не знаю насколько обоснованно) такую фразу: «Слова можно лепить до тех пор, пока они не облекут идеи в изменённые личины». Что ни говори, а высказывание это изумительно точно характеризует туголуковско-мединско-нюдюрбеговское творение, под высоким лозунгом прячущее кошмарную нашу будущность.

В качестве одного из аргументов против означенной «пропаганды» законотворцы не раз уже использовали данные института им. Сербского, согласно которым подавляющее большинство серийных убийц начинали свою «карьеру» с мучительства и умерщвления животных. Так оно и есть, наверное, ибо почти все люди внешние и свои внутренние запреты начинают преодолевать с малого. И главное в преодолении – то, чтобы оно стало привычкой. Чтобы плохое перестало восприниматься категорично, чтобы оно стало не качественно иным, а лишь количественно: не противопоставлялось хорошему, а сравнивалось с менее или более плохим. А теперь, давайте-ка, включим телевизор и попробуем подсчитать, сколько на российских телеканалах ежедневно демонстрируют нам и нашему подрастающему поколению (среди которого наверняка имеются и будущие серийные убийцы) сцен нанесения травм и увечий человеку, умерщвления людей, сопровождающегося их страданиями, в том числе и предсмертной агонией, использования для умерщвления людей вообще чего угодно, равно как и иных форм жестокого и антигуманного обращения с людьми. Это ли не пропаганда? Она самая, и очень действенная. Где там до неё «боям животных»! Попробуйте вспомнить, кто и когда в последний раз видел драку молодёжи, соблюдающей некогда обычные дворовые правила: двое дерутся – третий не лезь, лежачего не бить, сражаться голыми руками. Нынче в норме нападать вдесятером на одного, добивать ногой в голову упавшего, применять любое подручное оружие. Откуда это взялось? Да всё оттуда, из «зомбоящика». И ещё оттуда взялось нечто более страшное: оправдание любого поступка выгодой. «Ему же много денег предложили, вот он и убил, не мог не убить». А почему же наши законодатели не остановят этот непрестанно бьющий ключом источник разложения общества? Потому что кишка у них тонка. Потому что за телевидением стоят большие деньги. Вот депутаты его и не останавливают, не могут остановить. Только не ошиблись ли они, полагая, что собаки и их владельцы – слабое звено? Не хотят ли они увидеть на следующих выборах новую партию, которая легко может стать действительно партией большинства, если выйдет под лозунгом защиты прав и традиций народа? Владельцев собак ведь ой как много!

Следующая на очереди статья - ну совсем смешная.

«Статья 6. Прекращение вещных прав на животных в случае ненадлежащего обращения с ними

Выкуп животных при ненадлежащем обращении с ними осуществляется в соответствии с гражданским законодательством».
Кто будет выкупать? На какие деньги, если законопроект не предусматривает госбюджетных затрат? Кто цену определит? И главное, куда девать выкупленных животных? А если мы сразу же посмотрим на главу 2, статью 7, то ещё более простодушные вопросы родятся сами собой.

«Глава 2. Требования при обращении с животными

Статья 7. Общие требования при обращении с животными

1. Владельцы животных обязаны обеспечивать животным условия, соответствующие биологическим и индивидуальным особенностям животного, удовлетворять их потребности в полнорационном корме, учитывающим все питательные потребности животного, а также воде, сне, движении, естественной активности».

Кто будет определять, обеспечены животным требуемые условия или нет? Где и кем установлены критерии удовлетворённости животного условиями содержания и кормления? Здесь границы норм (тем паче – учитывая индивидуальные особенности) настолько расплывчатые, что злоупотребления абсолютно неизбежны. Просто роскошная кормушка для чиновного люда! Ведь потребуется регулярно (с какой периодичностью? два раза в год или чаще?) давать квалифицированную оценку предоставляемых животным условий. Наверное, придётся создавать экспертные бригады (ветеринарный врач, диетолог, зоопсихолог, представитель санэпидстанции), которые будут проводить суточные (а меньше – не показательно) обследования животных, имеющихся у того или иного владельца. При придирчивом подходе выкупать придётся, пожалуй, весьма и весьма значительную часть поголовья животных. Да и бесплатно люди трудиться не станут. А количество владельцев животных у нас таково, что потребуются десятки, если только не сотни тысяч бригад. Опасаюсь, что экономику России ждут тяжёлые времена!

Ещё вопрос: что такое «полнорационный корм, учитывающий все питательные потребности животного»? На каком отрезке времени он должен быть сбалансирован? Исходя из каких научных данных мы будем оценивать его полноценность? Ведь, например, те сухие корма для собак, которые, согласно рекламе, являются полноценными и сбалансированными, содержат такое количество крахмала, что далеко не все биологи уверены в их полезности. Чего уж говорить про соевый белок! Но многие владельцы покупают эти корма и вполне ими довольны. Довольны ли собаки – другой вопрос. А если выяснится, что собаки недовольны, тогда что, наши чиновники решатся бодаться с фирмами, производящими сухие корма? Два вероятных исхода: или пупок развяжется, или «барашки в бумажке» все вопросы снимут. Третьего не дано.

Перейдём к рассмотрению следующего удара по бюджету Российской Федерации, который наметили в своём проекте Туголуков и его команда. Вот, допустим, выкупило государство всех ненадлежащим образом содержавшихся собак (говорим о собаках, раз уж законопроект ориентирован против них и их владельцев), собрало с улиц всех собак безнадзорных и определило их в приюты. В масштабах страны - миллионы собак. Приюты надо построить, обогревать, освещать, водоснабжать, оснастить канализацией – это деньги немалые. Собак придётся полноценно кормить и лечить – затраты тоже не копеечные. В московских приютах месячное содержание собаки превышает существующий ныне минимальный размер оплаты труда. Так ведь ещё кое о чём забывать нельзя: собаки – животные социальные, им нужно много общаться с человеком, и это тоже биологическая потребность, которую нужно, в соответствии с законопроектом, удовлетворять. Часа общения в день мало, но если даже работающий в приюте человек общается с каждой собакой по часу, то его рабочего дня хватит только на восемь собак. Стало быть, два миллиона приютских собак должны будут обслуживаться двумястами пятьюдесятью тысячами трудоспособных людей. Им что, другой работы нет на просторах своей страны? Между тем в московских больницах на тридцать пациентов приходится одна палатная медсестра.

В общем, в гуманизме наших «законопрожектёров» мне видится, во-первых, откровенное издевательство над малоимущими согражданами, во-вторых, желание вызвать у этой же категории населения зависть и ненависть к собакам, в-третьих, попытка бессмысленно растранжирить деньги налогоплательщиков, т.е. нанести сугубый ущерб народу и государству.
Знаете, господа депутаты, отчего сейчас многие и многие в России тоскуют по временам Сталина? Оттого, что при нём к вам за такой законопроект мигом применили бы высшую меру социальной защиты. И это было бы справедливо, поскольку от вредителей надо избавляться.

В статье 7 читаем: «2. При обращении с животными запрещается: истязание животных, нанесение побоев, увечий, травм, причинение иного вреда животным».

Возьмём определение из юридической трактовки действующего в РФ уголовного кодекса: «побои представляют собой действия, выражающиеся в нанесении ударов или иных насильственных действий, причиняющих физическую боль». А истязанием ст.117 УК РФ называет «причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями». Послушаем теперь депутата Мединского, который 26 февраля 2011 года выступал в телепередаче «Час Кучера». По его словам, в воспитательных целях пнуть собаку вполне даже можно, а нельзя ей, например, систематически ломать кости. И, дескать, в законопроекте всё именно так и написано. Возникает вопрос, а читал ли вообще означенный депутат текст подписанного им законопроекта? А если читал, то понимает ли значение имеющихся там слов, либо уж не страдает ли он дислексией? В ином случае остаётся предполагать, что г.Мединский намеренно лгал телезрителям и, в частности, своим избирателям. Тот же вопрос можно поставить по-другому: за что полагается турнуть г.Мединского из его депутатского кресла - за нерадивое исполнение обязанностей, за непрофессионализм или за обман избирателей?

Теперь о собственно «побоях» как действиях, причиняющих боль. Безусловно, имеются животные (и многие собаки, в том числе), кого можно путём целенаправленной методичной работы воспитать послушными и удобными в быту, не применяя для этого физических наказаний. Но не всех. Есть особи с сильным характером, с лидерскими задатками (особенно много их в тех породах собак, что используются для самостоятельной охраны), для которых - на определённых этапах развития личности - лакомство, игра, ласка и тёплые отношения с хозяином не представляют настолько большой ценности, чтобы ими нельзя было пренебречь в угоду собственным амбициям. И здесь с ними без жёсткого укорота обойтись никак нельзя. Иначе дальнейшее развитие событий оказывается чреватым телесными повреждениями для хозяев и зачастую, увы, смертной казнью для самой собаки. И что по отношению ко всем действующим лицам в этом случае оказывается более человечным, своевременное применение грубой физической силы или следование высоким гуманистическим принципам, взятым с потолка и прописанным на бумаге? К тому же ненасильственное воспитание требует достаточно высокой квалификации владельца как дрессировщика (или, хотя бы, возможности регулярно заниматься с профессиональным дрессировщиком), а главное – значительных затрат времени на общение с собакой. Разумеется, вполне естественно желание владельца, стеснённого в финансовых средствах и свободном времени, обойтись самым необходимым минимумом того и другого в воспитании собаки, желание форсировать её воспитание. А здравый смысл подсказывает человеку, не испорченному «зелёными» гуманистическими веяниями, веками проверенный алгоритм построения отношений со своей собакой: «по добру миловать, за вину учить». И где тут грех, если именно эту справедливость легко понимают животные, если именно справедливость этологична для них от начала до конца? Но нездравый смысл законодателей толкует: наказывал неразумную собаку прутом за непослушание - значит, наносил побои, а наказывал трижды (за то, что кусок на улице подобрала, ребёнка соседского облаяла, обувь сгрызла) – всё, истязал.

А «иной вред», числящийся в том же пункте, это что за определение? С чьей точки зрения вред? Кто будет на месте решать вопрос – почти философский - о степени полезности или вредности действий владельца в отношении животного, полицейский? Расплывчатость «иного вреда» позволяет подразумевать под этими словами вообще всё, что заблагорассудится. Кому нужен закон, допускающий трактовать его и так, и сяк? Тем, кому хочется сделать всех граждан виновными в нарушении закона. То есть тем, кто стремится подорвать без того убогое гражданское согласие в обществе, расколоть это общество. Одним словом, врагам.

В той же статье 7, в том же пункте 2 запрещается «проведение на животных без обезболивания ветеринарных и иных процедур, которые могут вызвать у животных непереносимую боль». В медицинской практике (например, в онкологической, гастроэнтерологической) степень интенсивности боли определяется и отмечается самим больным на шкале - процентной, балльной или на т.н. «аналоговой визуальной лестнице». А.И. Лобаков, Е.А. Белоусова пишут: «Боль — субъективный симптом и может быть оценен только больным по субъективным критериям. Для количественной оценки боли используются различные шкалы, в которых интенсивность боли измеряется в баллах. Наиболее распространена 4-х балльная шкала (0 — отсутствие боли, 1 — незначительная боль, 2 — умеренная боль, 3 — сильная боль, 4 — нестерпимая боль). Очень удобна визуальная аналоговая шкала длинной 100 мм, где значение "0» соответствует отсутствию боли, а значение "100» — непереносимой боли. Больной ежедневно обозначает на этой шкале интенсивность боли в мм». На субъективность оценки боли влияют многие факторы. «Следует знать, что реакция больного на боль зависит не только от вида и интенсивности поражения, но и от порога чувствительности и от интерпретации ощущения. Чувствительность к восприятию боли индивидуальна как в отношении интенсивности, так и в отношении характера. Одни лица при одном и том же импульсе испытывают лишь незначительное неприятное ощущение, другие - чувство жжения, резания, тошноты, третьи - непереносимые боли» (Протопопова О. Б.). Отсюда неоспоримо следует, что объективной оценки степени боли, которую могут испытывать животные, не существует. Тем более что поведение животного может свидетельствовать не столько о боли, сколько об испуге и сопротивлении действиям человека. А депутаты, выходит, опять не знают, о чём они пишут и что хотят запретить. В упомянутой выше телепередаче г.Мединский сказал о разработке данного законопроекта: «К тому же это такая тема… понимаете, она не очень трудоёмкая». Ну, если уж в «нетрудоёмкой теме» депутаты так напортачили, то что же они пишут в «трудоёмких» документах? Отчего-то вспомнился бородатый анекдот: «Ленин доказал, что страной может управлять народ. Сталин доказал, что страной может управлять один человек. Хрущёв доказал, что страной может управлять любой дурак. Брежнев доказал, что страной можно вообще не управлять». Интересно, что пытаются нам доказать наши законотворцы? Что страна способна выжить даже вопреки стараниям Госдумы?

Тем же пунктом запрещается «использование инвентаря и иных приспособлений, травмирующих животных, за исключением случаев оказания ветеринарной помощи». Из определения неясно, использование какого инвентаря и приспособлений возбраняется: обязательно травмирующих или способных травмировать. Как известно, травмой называется нарушение функций и целостности органа животного. При всём желании не могу вспомнить ничего из инвентаря, чем нельзя было бы по глупости или при большом желании травмировать животное, и ничего, кроме инъекционных дротиков и «летающих» шприцов (которыми обездвиживают животных при отлове), чем животное обязательно травмировалось бы. Следовательно, как оно явствует из опыта стран, уже пострадавших от «зелёной болезни», слово «травмирующих» обязательно и непременно приобретёт в скором будущем смысл крайне растяжимый. А поскольку депутаты остановились именно на данной формулировке, то либо они честно выполняют чей-то заказ и честно пытаются нас обмануть, либо кто-то использует их «втёмную», пользуясь недалёкостью разума народных избранников.

И ещё Туголуков со товарищи решили запретить «натравливание животных на человека или на других животных». Решительно во всех случаях. Не знаю, насколько запрет понравится пограничникам, полицейским, служащим спецназа, но он совершенно точно придётся по душе нарушителям границы, бандитам и террористам всех мастей. На кого работаете, господа депутаты? Чьи вы агенты? По-моему, ваше деяние в данном случае квалифицируется уголовным кодексом РФ как государственная измена. Прочтите внимательно статью 275.: «Государственная измена, то есть шпионаж, выдача государственной тайны либо иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации, совершенная гражданином Российской Федерации, - наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет». Привлечь вас надо к ответственности в качестве пособников международного терроризма, господа нехорошие!

А уж как крепко туголуковская компания (да и всё то думское большинство, что поддержало законопроект в первом чтении) ненавидит собственных законопослушных сограждан (включая своих избирателей) и как замечательно покровительствует преступному миру (и «оборотням в погонах» в том числе)! Ведь для чего подавляющее большинство людей держит собак, способных реально противостоять двуногому противнику? Для собственной защиты, для охраны квартиры, дома, участка. В органах внутренних дел хорошо знают, что воры избегают лезть не только в квартиры, где имеются собаки, но и зачастую в соседние с ними; и что на территориях, где по вечерам владельцы выгуливают своих собак, хулиганы и сексуальные маньяки предпочитают не появляться. Конечно, даже крупные собаки, скорее, играют роль психологического оружия, поскольку процент обученных навыкам серьёзной работы против человека среди них невелик. И всё-таки это действенное оружие против уличных грабителей, хулиганов и квартирных воров. А ведь держать всякое другое оружие наши опасливые руководители своему народу старательно запрещают – не то что короткоствольное огнестрельное нам не разрешено, но и травматическое отнять хотят. Недостойны мы, видать, их высокого доверия. Рылом не вышли. Наверное, можем стать неуправляемыми. Страшно тогда окажется жить за зелёными рублёвскими заборами!.. Как же народу защищать свою жизнь и собственность, если не собственными кулаками и не при помощи собак? Милиция, мягко говоря, плоховато со своими формальными обязанностями справлялась, от полиции тоже ничего хорошего ждать не приходится. Разве кому-нибудь ещё не ясно, что полиция создаётся не для охраны народа от правонарушителей, а для охраны власти от народа? По некоторым данным, ещё два года назад численность российских Вооружённых Сил в 2,5 раза уступала численности остальных государственных силовых структур (без учёта корпоративных армий и служб безопасности «мирных» ведомств и крупных предприятий). Уже по концентрации сил понятно, откуда видится нашей демократической власти наибольшая для неё опасность. И если воедино увязать закон о полиции, позволяющий полицейским под надуманным предлогом вторгаться в любое время дня и ночи куда угодно, с президентской и госдумской инициативой о запрете травматического оружия и с этим самым пунктом туголуковско-мединского законопроекта, то сразу же выстраивается цепочка чётко скоординированных действий, которыми власти ещё более разоружают нас, и так почти безоружных, перед своим и бандитским произволом.

Впрочем, кажется, соединительный союз «и» в последнем предложении я написал совершенно напрасно. Реальные примеры того, как лицам, облечённым властью, не терпится во всю ширь применить на практике положения новых и даже не принятых ещё законов, уже наполняют Интернет. В Пензенской области два милиционера, пока не успевших стать полицейскими, вооружённые пистолетами и дубинками, в девять часов вечера беспричинно вошли в частный дом, будучи в готовности применить оружие против охранявших участок собак. Собаки (на их, собак, счастье) по случаю дождя были убраны хозяевами в помещение. Своё поведение «недополицейские» объяснили тем, что новый закон позволяет им в таких случаях обходиться без разрешения хозяев дома и участка, а собак, в случае их нападения, «служители закона и правопорядка» застрелили бы… А что за беспредел дальше-то будет, когда эти, выведенные пока за штат, обретут полные юридические права полицейских?

В довершение ко всему, в том же пункте статьи 7 запрещены «другие действия, противоречащие принципам нравственности и гуманного обращения с животными». Чьим принципам? Моим, гг.Туголукова и Мединского или маньяка-живодёра? Что у нас сегодня гуманно? Гуманно полицейским ворваться в чужую квартиру и уложить женщину с ребёнком лицами в пол? Гуманно ради свободного проезда кого-то с мигалками и кортежем держать по полчаса на перекрёстке несколько машин «скорой помощи»? Гуманно за неизбежные нарушения положений дурацкого законопроекта определять для людей, имеющих нищенскую заработную плату или пенсию, штрафы в размере, превышающем весь их месячный доход? А кто это всё позволил, как не наши законодатели-лицемеры? И мы будем верить в их добрые побуждения, в то, что их принципы гуманности совпадают с нашими? Двести с лишним лет назад Екатерина II давала наказ своим сановникам: «Власть без доверия народа ничего не значит. …Примите в основу ваших действий, ваших постановлений благо народа и справедливость, никогда не разлучные. У вас нет и не должно быть других видов». Может быть, конечно, в ту пору власти кто-то и доверял. А мы своим депутатам – нет. Потому что у них совершенно точно на все стороны жизни имеются какие-то «другие виды».

Статья 8 посвящена животным, используемым в культурно-зрелищных мероприятиях. Поскольку интерпретация понятия «культурно-зрелищные мероприятия» в данном законопроекте чрезвычайно широка, то, применительно к российским реалиям, возникают очередные накладки. Например, даже из очень отдалённых посёлков, расположенных на самом-самом Крайнем Севере, собак иногда привозят на выставки (т.е. эти собаки формально, согласно законопроекту, уже считаются используемыми в культурно-зрелищных мероприятиях). Но до ближайшего ветеринарного врача оттуда вовсе не рукой подать – а с полтыщи вёрст на перекладных, в сутки не уложишься. И как владелец, при всём его на то желании, сможет выполнить требование, гласящее: «3. При содержании животных, используемых в культурно-зрелищных мероприятиях, необходимо обеспечивать своевременное оказание животным квалифицированной ветеринарной помощи»? И вот он уже заранее обречён на то, чтобы рано или поздно подвергнуться строгим санкциям, даже если его собака когда-нибудь всего-навсего порежет лапу или сорвёт коготь. Но, собственно, в этом ведь и состоит сверхзадача законотворцев всех времён и народов – чтобы каждый из граждан постоянно испытывал комплекс вины. В полном соответствии с фразой, приписываемой основателю ЧК: «то, что вы находитесь на свободе, а не в тюрьме, не ваша заслуга, а наша недоработка». Наследнички, едрос их за ногу!

И в довесок следующий пункт: «4. При обучении (дрессировке) запрещается: применение жестоких методов укрощения и дрессировки животных». А определения сим жестоким методам нигде в тексте нет. «Закон что дышло: как повернёшь, туда и вышло». А кто его будет на местах поворачивать? И в какую сторону? Если уж при составлении законопроекта мнение квалифицированных специалистов никак не учитывалось, то, можно подумать, его станут учитывать при вынесении приговоров.

Статья 9 предъявляет «Требования при обращении со служебными животными», среди которых, разумеется, мы первым делом обнаружим отсылку к статье 7, обязывающей удовлетворять все мыслимые потребности животного. Если учесть, что всё позитивное стимулирование при дрессировке базируется на тех или иных неудовлетворённых потребностях, то на служебном собаководстве можно загодя ставить жирный крест. А равно на инициативе премьер-министра Путина насчёт развития кинологических служб в целях борьбы с терроризмом. Надеюсь, Владимир Владимирович сам сумеет выразить доходчивым образом свою благодарность депутатам – соратникам по партии. Террористы, со своей стороны, надо полагать, тоже в долгу не останутся. Да и всей организованной преступности, если по-честному, надо бы «общаком» с депутатами поделиться. Ведь какое им раздолье настанет, если таможня, наркоконтроль, уголовный розыск, патрульно-постовая служба, вневедомственная охрана, пенитенциарные учреждения разом лишатся своих собак. Общий привет и собакам-спасателям из ведомства г.Шойгу. Ведь «4. При подготовке (дрессировке) служебных животных запрещается принуждение животных к выполнению действий, систематически приводящих к травмам», а как без систематического риска для здоровья готовить собак что для отыскания людей, погребённых под руинами, что для задержания вооружённых бандитов?

Журналист А.Минкин как-то сказал: «У нас есть двухпалатный парламент, дико дорогой и совершенно бессмысленный». Это он, Минкин, смысла не видит. Наверное, потому что наивный и ждёт проявления смысла в какой-то пользе для страны. А надо смотреть на вред: вреда много, его невозможно не увидеть.

Из той же статьи: «5. Если дальнейшее использование животных в качестве служебных животных перестало быть возможным по их целевому назначению, владельцы животных обязаны обеспечить содержание этих животных в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона». Заслуженным собакам кто же не постарается достойную старость обеспечить? Но тут ведь и другая проблема есть. Не секрет, что поголовье в абсолютном большинстве питомников армии и органов внутренних дел комплектуется дешёвыми собаками, купленными у населения – всевозможной отбраковкой и «отказниками». Как правило, для использования в службе лишь ограниченно годными или непригодными вообще. И какими бы талантливыми дрессировщики ни были, но если от собак требуется действительно серьёзная работа, а не просто заполнение штатной численности, то после первых же тестирований и занятий значительную часть четвероногих «новобранцев» приходится неминуемо отсеивать. Процентов, эдак, восемьдесят-девяносто. И кому они, никчёмные, в таком количестве нужны? Ни у какого ведомственного питомника бюджета не хватит на прокорм, а штата сотрудников – на выгуливание нахлебников, десятикратно превосходящих по численности тех собак, что честно несут тяготы и лишения службы. Как видишь, уважаемый читатель, диверса… ой! депутаты решили на всякий случай подстраховаться и уничтожить служебное собаководство уж если не мытьём, так катаньем, парализовав деятельность питомников силовых структур.

…Подожду я пока писать продолжение. Господин Мединский на днях пообещал предъявить на следующем заседании рабочей группы неузнаваемо преображённый законопроект. Не хочу подсказывать «зеленым человечкам» как получше подогнать петлю на нашу шею. Но вот что обязательно надо сказать об этих, неизвестно с какой планеты к нам попавших: они ничего не понимают ни в людях, ни в собаках. Вряд ли в нашей стране найдётся взрослый человек, не читавший хотя бы однажды «Мастера и Маргариту». Там, в самом конце, говорится о Понтии Пилате и его собаке Банге, коротавшей с ним почти двухтысячелетнее изгнание. «Тот, кто любит, должен разделять участь того, кого он любит». Кем была Банга для Пилата? Кем был Пилат для Банги? Где бы Банга ни оказалась, там без Пилата для неё был бы сущий ад. Но нашим инопланетянам никогда этого не понять, они - чужие.

Пока же, как и обещал, вернусь к списку «потенциально опасных пород собак».
Депутат стрелял из травматического пистолета в ребёнка. Пьяный депутат за рулём автомобиля сбил пешехода. Другой пьяный депутат протаранил стоявшую машину ДПС… Не пора ли всем депутатам присвоить категорию потенциально опасных людей? И законодательно принять профилактические к ним меры. Например, запретить владение оружием, управление автотранспортом и употребление алкоголя. Либо альтернативный вариант: допускать нахождение и перемещение депутатов без наручников и (или) вне специального контейнера (клетки) только на территории постоянного проживания (квартире, доме, надёжно огороженном приусадебном участке) и на рабочем месте. Но под обязательным присмотром специалистов, получивших разрешение на осуществление данной деятельности. Не без оснований полагаю, что такую законодательную инициативу, ежели она будет вынесена на референдум, поддержит неимоверное большинство населения страны, и электорат явится для голосования в количестве, каковое даже в самых сладких снах «Единой России» не снилось. А собаки… собаки такие, какими их сделали люди.

Несколько менее ста лет назад некий матрос, позднее неудачно заблудившийся где-то под Херсоном, сказал неким депутатам примерно такие слова:
— Прошу прекратить заседание! Караул устал и хочет спать… Ваша болтовня не нужна трудящимся. Повторяю: караул устал!

Так вот, господа законотворцы. Не только собак вы своим проектом, что называется, достали, но и мы устали вас терпеть. Много лет вы не ленитесь регулярно доказывать народу России свою враждебность. Не пора ли уже вам в какую-нибудь другую страну? Лучше – не дожидаясь нашей помощи. Вы, наверное, историю в школе плохо учили, и не знаете, что ultima ratio русского народа в отношениях со своими властителями – топор. Топоры вы точно запретить не успеете. А нам уже не важно, лучше или хуже будет после вас. Главное, чтобы не так, как с вами.

P.S. В сотый раз перечитал текст законопроекта. И внезапно догадался, отчего в список опасных пород попала карельская медвежья собака. Она ведь специализирована для охоты на медведя – тотемного зверя партии «Единая Россия»!

Продолжение весьма вероятно.


"Если бы все люди заботились только о благополучии других, то ещё скорее передрались бы друг с другом." Й. Швейк
 
Форум » Люди и собаки » Собака в законе » Александр Власенко. "Госдумские двоечники"
Страница 1 из 11
Поиск:

При создании данного сайта ни одно животное не пострадало © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz