Сайт для тех, кто пытается решить проблему бродячих собак.
Тем или иным способом...
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Люди и собаки » 300-шиза » Побег из крысятника
Побег из крысятника
ВёхаДата: Пятница, 07.12.2012, 04:17 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 422
Статус: Offline
Побег из крысятника


Задержаны подозреваемые в похищении 18 тысяч лабораторных грызунов


Летом прошлого года деревня Сидориха Чеховского района Подмосковья подверглась набегу 18-тысячного полчища белых крыс. Это “зеленые” хулиганы освободили “заключенных” лабораторных грызунов из клеток местного питомника “Столбовая”. А о подвиге подробно сообщили на своем сайте…

В сентябре этого года чума могла повториться: на этот раз экстремисты похитили из того же питомника около ста крыс. Но подозреваемые вместе с клетками были задержаны органами правопорядка.

Почему подростки начали бороться за права братьев наших меньших? Могло похищение крыс финансироваться из-за границы? И оправились ли жители Сидорихи от нашествия грызунов к Новому году Крысы?

Репортер “МК” попытался разобраться в запутанном “крысином деле”.


Зверское преступление


Просторная территория питомника “Столбовая” окружена невысоким бетонным забором. Единственный сторожевой пост — сразу за воротами. Казалось бы, от кого охранять данное предприятие — ни ценных мехов, ни техники? А грабитель нынче пошел идейный…

“30 июля, 3 часа ночи. У центрального входа в питомник нас встретил яркий свет прожекторов и лай собак. Несмотря на это, мы написали краской на воротах возле пропускного пункта “Вход в ад”, а на стенах административного здания “Нет — убийству животных!”. Потом разбили камнями минимум пять окон административного здания.

2 июля посетили это место, вынеся из помещений несколько тысяч крыс, мышей и хомяков” — такое сообщение на своем сайте оставили защитники природы, именующие себя “Фронтом освобождения животных”.

— Это была запланированная акция, которую воры готовили целый день, — считает директор питомника Сергей Титов. — Они лазили на территорию — подготавливали окна крысятников для проникновения. Решеток у нас на них нет по правилам пожарной безопасности.

На месте зверского преступления ряды полок, заставленных ящиками. Выдвигаю один из них, и с десяток розовых носов сбивается в кучу возле моей руки: что-то репортер принес вкусненького? А ничего. Местные питомцы слишком приучены доверять человеку…

— В том-то и дело, ведь люди их кормят, растят для науки! — кипятится Титов. — Наши подопечные и предположить не могли, что однажды человек пошлет их на такую бестолковую смерть… У нас не амбарные серые крысы, которые и впрямь весьма живучи в диких условиях. Альбиносы идеальны для опытов, но абсолютно не приспособлены к жизни на воле: они привыкли есть и спать по расписанию. А эти хулиганы в масках и шарфах на лице разбили окно, полночи пересыпали бедных крысят из ящика в ящик. “Зеленые” стремились отпустить на волю крупных особей, таким образом отнимали матерей у выводка… Малыши не дожили до утра. Когда мы зашли в ангар, здесь был разгром: ящики перевернуты, по полу носятся очумелые грызуны. После вторжения многие оставленные крысы пережили такой шок, что вскоре отдали Богу душу.

Не менее плачевно сложилась судьба нескольких тысяч крыс, мышей и хомячков, которых похитители вывезли на машине и выпустили в чистом поле.

— Мыши и хомячки — существа неблагоразумные, поэтому они со страху разбежались во все стороны, — продолжает директор питомника. — Часть же лабораторных крыс столпились у брошенной клетки. Наши сотрудники собирали их руками, но некоторые грызуны со страху защищались — кусали своих спасителей. Другие сообразительные зверьки многотысячной стаей ринулись на запах человека — в ближайшую деревню Сидориха. Нападать они ни на кого не собирались — просто надеялись, что там их покормят…

Белая горячка


“Грызуны, спасенные от смерти, ринулись на свободу, весело прыгая по полю” (с сайта “Фронта освобождения животных”).

Деревня Сидориха — в основном добротные коттеджи. Однако после нашествия грызунов один впечатлительный житель выставил свой дом на продажу и съехал от греха подальше.

— В июле крысы заселились и вплоть до осени жили с нами бок о бок. Пока все не передохли по разным причинам, — говорит местный житель Юрий Лапочкин, который разгребал снег возле своего кирпичного дома. — Заходит однажды ко мне сосед и говорит: “Юрка, все — пить завязываю! Вышел я за догонкой по дороге, а меня в обе стороны сопровождает армия огромных крыс. И все, что характерно, белые. Как горячка!” Я посмеялся над ним. А потом мой сын пошел в лес с собакой погулять, очень уж Тишка туда рвался. Только заступили в чащу — их чуть крысиная стая с ног не сбила. Одни к человеку бросились, другие, наоборот, драпать от собаки…

Однако в природе для крыс, взращенных на отборной овсянке, провианта не нашлось. Самые смелые и голодные зверьки отправились побираться к привычному кормильцу.

— Дальше дворов крысы не совались. Но тоже хорошего мало, — говорит местная жительница Анна Дмитриевна. — У меня внук в песочнице играл, вдруг залазит к нему крыса — ластится. Он маленький, не понимает — давай ее гладить. Мог ведь и руки лишиться! А они наглые такие, ничего не боятся. Ходят куда хотят… Кто на дачах отдыхал — сразу в город собрались. А что делать старожилам?

Ночью местные жители боялись сунуться за порог: за забором им чудились красные горящие глазки “пришельцев”. Многие тут же закупились на птичьем рынке кошками, чтобы держать осаду своего участка. Другие устанавливали мышеловки вокруг домов.

— Мы-то знаем, что здесь рядом питомник, — продолжает Анна Дмитриевна. — И по цвету шерсти наших гостей поняли, что они лабораторные. А для чего их там держат, неизвестно. Может, кормить кого, а может, и прививки делать. Конечно, одна соседка в панику впала: “На них испытывают лекарства от чумы!” Позвонила в санэпидстанцию и в МЧС… Не могли ее унять даже сами работники питомника, которые разъясняли, что крысы стерильные. Их здесь только выращивают и продают для разных научных и военных целей.

“Как выяснилось, что крысы не заразные и не бешеные, мы их сами стали вылавливать, — говорит другой обитатель деревни Анатолий. — Лично я одну за хвост схватил и в трехлитровую банку упрятал. Сыпанул ей на голову корма. Та поела, а наутро задохнулась. Зря я банку крышкой закрыл. Но экспонат все равно отдал ученым — может, и так пригодится…”

Часть сбежавших грызунов удалось выловить работникам питомника, но все они умирали один за другим от нервных переживаний. Да и эксперимент был уже сорван: “Мы же не просто их растим, крысы у нас в группы по скрещиванию распределены — каждый зверь на учете. А тут все перемешалось, в научных целях уже использовать их было невозможно”, — объясняет директор Сергей Титов.

В деревне прижились только некоторые. Например, одна крыса таки подружилась с хозяйкой двухэтажного коттеджа:
— Придет эта Лариска с утра во двор, сядет и ждет. Зять мой тут же в дом бежит: “Опять эта зараза явилась!” — говорит старушка Ирина Александровна. — Я выйду, вынесу ей овсяных хлопьев и молочка. Она поест, умоется передними лапками, поклонится в землю и уходит. Так до конца моего отпуска у нас и кормилась… Некоторые соседи перед отъездом взяли с собой по белой крысе на дом. Но я как-то побрезговала.

Новые хвостатые обитатели Сидорихи не могли остаться в живых. Слишком жестоки оказались для них новые условия проживания:

— Сначала целыми семьями по обочинам сидели — на солнышке грелись. Но совы и соколы за ними в поле устраивали охоту, — говорит Юрий Лапочкин. — Потом люди на комбайне стали урожай собирать — много ихнего крысиного брата передавили. А до этого лета уже никто не схоронился…

Международный заговор лаборантов


В сентябре этого года сторож “Столбовой” проснулся вовремя: около восьми вечера “зеленые” большой компанией проникли на территорию питомника. И утащили через окно несколько клеток. Их спугнул вызванный участковый — грабители разбежались, как крысы.

— Мы отреагировали оперативно, — сообщили в УВД Чеховского района. — Один из сотрудников сразу отправился на железнодорожную станцию Столбовая и заметил девочку, которая давала распоряжения своим сообщникам, чтобы те шли пешком до следующей станции. Где мы “приняли” компанию в количестве 14 человек. У каждого изъяли газовые баллончики и пистолеты. Завели уголовное дело по факту грабежа, но причастность задержанных еще придется доказать: во время акции лица грабителей были закрыты, так что сторож никого опознать не смог. А то, что двое из них волокли украденные клетки, еще не значит, что они же совершили воровство…

Схваченные экстремисты оказались молодыми людьми и девушками в возрасте от 17 до 23 лет. В основном москвичи, хотя активист Семен Симонов, например, прибыл с пачкой агитлистовок аж из Сочи. Двоих несовершеннолетних забрали из “обезьянника” шокированные родители. Особых примет у “зеленых” хоть отбавляй: пирсинг и здоровые тоннели в мочках ушей. Свою причастность к “Фронту освобождения животных” или любой другой организации экстремисты отрицали. Называть подстрекателей задержанные тоже не хотели: мол, узнали об акции из Интернета и вот решили поучаствовать. О прошлогоднем переполохе тоже речи не шло, хотя “почерк” преступления — один в один.

— Я лично беседовал с некоторыми из них — повторяют, словно мантру: “Вы закапываете в глаза крысам шампунь, когда тестируете косметику! А в Англии лаборанты делают по-другому”. Одни лозунги, одинаковыми словами — значит, им явно кто-то промывает мозги. Рабочая сила-то бесплатная, а кто-то наверху точно получает за подобные действия хорошие деньги, — считает Сергей Титов, директор питомника “Столбовая”. — В общемировой практике на животных испытывают лекарства, косметику и используют их в военных целях. А значит, эти дети наносят удар по безопасности страны!

По слухам, часть белых мышей из таких питомников передают спецслужбам и на животных проверяют безопасность продуктов, поставляемых в кремлевские столовые. У питомников заключены договоры со всеми организациями, которые они обслуживают. Директор “Столбовой” почти уверен, что втягивание подростков в экстремистскую деятельность — попытка заграничных конкурентов перехватить инициативу на российском “лабораторном рынке”.

— У нас самая ходовая белая крыса стоит 5 долларов, а Джексоновская лаборатория США сбывает своих питомцев по 25 баксов за штуку. Плюс надбавка за экспорт — вот и считайте… — говорит Сергей Титов. — Кстати, штаб этого “Фронта освобождения животных” зарегистрирован в Англии по фиктивному адресу.

Угрозы с сайта “Фронта”: “Мы будем продолжать доставлять им проблемы, пока они не откажутся от выращивания животных для опытов. Пока нашими целями является собственность предприятия “Столбовая”, но в любой момент может пострадать личная собственность тех, кто здесь работает. Мы знаем их имена и адреса”.

“Лучше убить человека, чем крысу”


Репортер “МК” связался с одним из задержанных в сентябре на станции Столбовая — 20-летним Артуром Волковым. У него дома тоже живет крыса. Между прочим, в клетке. “Я же ее не для казни тут держу”, — в оправдание говорит “зеленый”.

Как случилось, что молодой человек так озаботился проблемой спасения лабораторных грызунов? А идеи полезли к нему в голову буквально от нечего делать… И сразу появилась цель в жизни.

— После школы я учился на повара, но через год меня выгнали из училища, — говорит Артур. — Я успел поработать некоторое время по специальности… Но к мясу со временем стал испытывать отвращение: это все равно, что жевать чей-то труп. Яйца тоже, считай, куриный аборт. Я много в Интернете об этом читал. Приобрел единомышленников и в реальной жизни. Так что последние два года ем только растительную пищу. В будущем хотел бы открыть сеть вегетарианских ресторанов в Москве, чтоб хоть было, куда с девушкой сходить.

Волков не отрицает своего участия в сентябрьской акции: “Я читал много отзывов своих единомышленников в Интернете о том, как они выпускали в разных городах России из питомников не только крыс, а также норок, хорьков и прочую живность. И решил попробовать”.

А натуральные шубы Артур вообще с детства ненавидит и по возможности их портит.

— Если вижу в метро этакую девицу в мехах — наклеиваю ей жвачку на спину…

— Но ведь убитой норке ты этим вряд ли поможешь. Да и человек не начнет от такого сюрприза защищать животных, — возражаю ему.

— Так я с ней еще беседу стараюсь провести…

Толк от единичного подрыва работы питомников Волкову тоже не кажется туманным: “Это привлечение внимания общественности к вопиющим фактам убийства животных”.

Как и все участники акции, Артур утверждает, что видел своих сообщников первый раз в жизни, — таким образом, их практически невозможно уличить в сговоре. “Конечно, назначает акцию организатор. И, возможно, он был среди нас, только мы общаемся с ним через Интернет и по лицу не опознаем”, — говорит “зеленый”.

— Одно время я был мясником. Да-да, разделывал туши животных. Могу и человека разделать… — неожиданно выдал Волков. — И порой с человеком я бы это сделал с большей охотой, чем с животным. С чего мы вообще взяли, что можем подчинять себе зверей? И ставить на них различные опыты. Для этого за границей существуют альтернативные способы. Испытывать лекарства, косметику и оружие можно с помощью химии и компьютеров, — уверен защитник животных.

Как провести такой переворот технически, “зеленые” экстремисты не представляют. Да и надо ли им это? Куда интересней быть участником революционного дела.

Ради которого жизнь человека и крысы можно положить на одни весы.


материал: Мария Черницына

http://www.mk.ru/print/articles/62588-pobeg-iz-kryisyatnika.html


"Если бы все люди заботились только о благополучии других, то ещё скорее передрались бы друг с другом." Й. Швейк
 
Форум » Люди и собаки » 300-шиза » Побег из крысятника
Страница 1 из 11
Поиск:

При создании данного сайта ни одно животное не пострадало © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz